«Хотелось бы всех поименно назвать…»

Постановление о расстреле

Денис Карагодин расследовал убийство своего прадеда Карагодина Степана Ивановича, расстрелянного сотрудниками Томского НКВД 21 января 1938 года за то что он был японским и китайским разведчиком. За четыре года Денис восстановил и документально подтвердил всю цепочку палачей своего прадеда: тех, кто отдавал приказы, тех, кто вел следствие, тех кто судил, тех, кто вез к месту казни, тех, кто расстреливал.

«Ведомственные архивы делают всё, чтобы никто более этого ничего и не узнал. Но я знал, что когда я выведу все поднятые мною документы в паблик, выложу в Сеть, и они проиндексируются поисковыми системами, что–то начнёт происходить. И действительно стало происходить, и происходит, через сайт ко мне начали обращаться люди»

Из интервью для Радио Свобода

Только он там местами делает вывод, что потомки всех этих людей ни в чем не виноваты. И это правда, но они должны знать, знать и помнить, что они потомки людоеда. И кроме того, они могут быть как–то связаны — финансово или юридически. Например, до сих пор жить в квартире того, на кого донос написали. Или носить чьи–то фамильные драгоценности. Или просто морально — гордиться памятью дедушки–НКВДэшника. Как пример — недвижимость в сталинских высотках в значительном количестве принадлежит потомкам тех самых работников НКВД, ОГПУ и т.д.