Стая

«Много лет назад оркестр Большого театра под руководством Александра Лазарева исполнял Восьмую симфонию Шостаковича. В ней есть большое соло английского рожка. Такое масштабное, что после окончания произведения дирижер поднимает солиста на поклоны публике. Как валторниста в Пятой Чайковского, как кларнетиста во Второй Рахманинова, как скрипача в „Шехеразаде“ Римского-Корсакова. А тут не поднял.

Коллектив отреагировал в лучших советских традициях: коллеги начали обходить рожкиста стороной и перестали здороваться. Через несколько дней на репетиции Лазарев при всех обратился к рожкисту: „Ленечка, извините меня ради бога! У меня на концерте была температура тридцать восемь, я просто ничего не соображал. Спасибо вам большое и извините еще раз“. После чего все вернулось в норму».

Владимира Зисман «Путеводитель по оркестру и его задворкам»

Дневники Черняева

Анатолий Черняев

Анатолий Сергеевич Черняев — историк, партийный деятель, заместитель заведующего Международного отдела ЦК КПСС, позже — один из ближайших помощников Горбачёва, десятилетиями находился в гуще советской политики, будучи довольно важной частью этого громоздкого механизма. 48 лет был членом партии. Сейчас ему 95 лет.

Значительную часть своей жизни вел дневники. Они эмоциональны, богаты на факты, откровенны и искренны. Советский период описывается в дневниках, которые велись с 1972 по 1991 годы. Из них можно сделать вывод, что Черняев человек очень неглупый, такого рационального ума, безусловно образованный и не только в профессиональной области, но и знавший, и любивший живопись, литературу (мне кажется, особенно французскую), театр, музыку. С хорошим вкусом, не без снобизма. Любопытно, что он не скрывает своих слабостей в дневниках — секс и женщины, особенно с большой грудью. В дневниках по этому поводу есть подробные и курьезные заметки.

Что черняевских записях поражает больше всего, так их актуальность. Вот, например, 80-й год, после вторжения в Афганистан:

Вернемся к Афганистану. Вся наша (отдельская) работа проходит «под знаком» этого события. Изводимся, выламываем мозги, хотя ясно, что поправить уже ничего нельзя. В историю социализма вписана еще одна точка отсчета. Картер лишил нас 17млн. тонн зерна (в Москве сразу же исчезла мука и макароны), запретил всякий прочий экспорт, закрыл всякие переговоры и визиты, потребовал отмены Олимпиады (сегодня НОК США согласился с мнением Картера… Что теперь скажет МОК?). Тэтчер проделала с нами то же самое. Португалия запретила нам ловлю рыбы в ее 200- мильной зоне, как и США – у себя, снизив нам квоту вылова с 450 000 тонн до 75 000 тонн. Это же проделали Канада и Австралия. Почти все страны Запада (за исключением Франции) сократили уровень и объем всяких обменов и визитов. Запрещены всякие планировавшиеся выставки и гастроли («Эрмитажа» в США, «Большого» — в Норвегии и проч.). Австралия закрыла заход нашим антарктическим судам в ее порты. Вчера нас осудила Исламская конференция (т.е. все мусульманские государства, кроме Сирии, Ливии, Алжира и самого Афганистана), проходившая в Исламабаде. Нас осудил Европарламент, социал- демократические партии, профсоюзные центры. Новая Зеландия выслала нашего посла Софинского, обвинив его в передаче денег ПСЕНЗ (наши друзья). А что делается в печати, на теле- и радио – трудно было даже вообразить, позорят и топчут нас самым беспардонным образом. Банки закрыли нам кредиты. У меня был случайный разговор с зам. председателя Госбанка Ивановым. Он рассказал, что не только американские, но и другие банки либо начисто отказываются давать взаймы на оплату прежних долгов (благодаря чему мы уже много лет выходили из положения), либо почти на 1\3 взвинчивают проценты.

Это чтобы понятно было, что такое санкции на самом деле.

Честно утащено у Корпускулы.

 

P.S. Я заметил, что всякая просоветская и прокремлевская шпана, они как огня боятся вот таких дневников и воспоминаний, когда люди рассказывают не героическую часть истории, а обычную — ежедневные вещи, простые человеческие проблемы и размышления. Такая же ерунда и с «Воспоминаниями о войне» Николая Никулина. Там особо ничего такого и нет, но поскольку рассказы не приукрашены Подвигом и Величием, а идет просто перечисление боев, потерь и ежедневный быт на передовой, то его — ветерана Второй мировой, считают чуть ли не предателем.

P.P.S. Цитата про санкции приводилась до того, как Путин попросил их снять.

О войне

baltermants-attack-eastern-front-wwii-web

«Поразительная разница существует между передовой, где льется кровь, где страдание, где смерть, где не поднять головы под пулями и осколками, где голод и страх, непосильная работа, жара летом, мороз зимой, где и жить–то невозможно, — и тылами. Здесь, в тылу, другой мир. Здесь находится начальство, здесь штабы, стоят тяжелые орудия, расположены склады, медсанбаты. Изредка сюда долетают снаряды или сбросит бомбу самолет. Убитые и раненые тут редкость. Не война, а курорт! Те, кто на передовой — не жильцы. Они обречены. Спасение им — лишь ранение. Те, кто в тылу, останутся живы, если их не переведут вперед, когда иссякнут ряды наступающих. Они останутся живы, вернутся домой и со временем составят основу организаций ветеранов. Отрастят животы, обзаведутся лысинами, украсят грудь памятными медалями, орденами и будут рассказывать, как геройски они воевали, как разгромили Гитлера. И сами в это уверуют!

Они–то и похоронят светлую память о тех, кто погиб и кто действительно воевал! Они представят войну, о которой сами мало что знают, в романтическом ореоле. Как все было хорошо, как прекрасно! Какие мы герои! И то, что война — ужас, смерть, голод, подлость, подлость и подлость, отойдет на второй план. Настоящие же фронтовики, которых осталось полтора человека, да и те чокнутые, порченые, будут молчать в тряпочку. А начальство, которое тоже в значительной мере останется в живых, погрязнет в склоках: кто воевал хорошо, кто плохо, а вот если бы меня послушали!»

Николай Николаевич Никулин, «Воспоминания о войне»