Огромный и очень интересный фоторепортаж об Индии. Часть 2

Это продолжение первой части «Огромный и очень интересный фоторепортаж об Индии»



Женщины убирают парк возле Тадж Махала.

Джайсалмер, большая кухня под навесом.

Пижоны в старом Дели. На заднем плане — обычный для Дели трафик.

Раз мы ехали в локальном автобусе из Махобы в Каджурахо, 60 километров он ехал 4 часа. Мы произвели в автобусе полнейший фурор, все улыбались и обсуждали нас. Один мужчина предложил мне на пару закинуться табачком, его нужно втирать под десна. Другой очень заинтересовался моим плеером. Я дал ему послушать прогрессивные биты. Он остался озадаченным. Кондуктор автобуса подошел ко мне с видом «сейчас я тебе покажу». Послушал мою музыку, потом достал мобилу Spice и стал показывать на ней индийские клипы про любовь. Я обрадовался – хоть какое-то развлечение. Потом он перешел к порно. Однополая страсть нордических красавиц, бюджетный азиатский хардкор, брутальная макросъемка. Я пребывал в легком шоке, не ожидал такого перфоманса. Кондуктор не говорил ни слова по-английски, однако умудрился показать мне, что теперь я должен заплатить за сеанс. Я сделал вид, что не понимаю его. И тут деньги, для этих людей нет ничего святого!

Женщины возле храма в Удайпуре.

Пушкар. Один из гатов для купания. Суровая правда состоит в том, что озеро, которым заманивают туристов, высохло, а гаты теперь – просто искусственные бассейны.

На гате в Удайпуре.

Мальчик запускает воздушного змея на фоне вечернего Джайпура.

В Индии есть семь классов поездов, я ездил в четырех из них. В основном в слипере, это почти что наш плацкарт. Но самой яркой была поездка в Second class, это как наш общий вагон. Продается неограниченное количество билетов без мест, кто первый – тот и сел. Мы ехали из Джанси в Агру днем,  4 часа. В очереди за билетами познакомились с двумя путешественницами из Аргентины. Естественно, наш поезд опоздал на час, мы долго и безуспешно разыскивали его следы на вокзале. Наконец, мы вычислили, на какой путь он должен прийти. Ждем, на горизонте появляется поезд, и тут начинается массовое безумие. Люди начали запрыгивать на ходу в едущий поезд, чтобы успеть занять места в общих вагонах. И на перроне ждет огромная толпа народу. Один из индийцев показал нам класс – сгруппировался и щучкой нырнул в окно едущего поезда. Там одно окно в центре вагона без решетки – аварийный выход.

— Вот так прыгают под колеса, а потом без ножки милостыню просят, — сказал Рома.

Аргентинки стоят в шоке:

— Мы никогда сюда не влезем.

Поезд остановился. Сразу начинается очень жесткая давка, девочки робко смотрят на толпу. Но мы им показали, как выживают дети улиц. Я поломился вперед, Рома прикрывал с тыла. Аргентинок запрессовали еще где-то в тамбуре. У среднего индийца плечи шириной сантиметров 30 и рост метр шестьдесят, поэтому у нас были определенные преимущества в этом дворовом регби. В середине вагона я неожиданно обнаружил 2 свободные верхние полки, оперативно их занял, потом подошли Рома и слегка помятые девочки. Внизу тем временем люди заполнили все свободные щели, уселись на пол в проходе, в общем, забили все, что только можно. Тут появляется небрежно одетый мужчина и заявляет, что куча мусора и ворох газет в углу полки – его вещи. Якобы он эту полку занял еще раньше и собирался на ней лежать.

— Давай я выкину его вещи в окно,  — предложил Рома.

Я посмотрел вниз — там одни скрюченные тела, понял, что отступать нам некуда. После переговоров сошлись на том, что он посидит с нами наверху. Все местные были очень удивлены, что белые едут с ними в таком пролетарском классе. Многие общались с нами, причем бескорыстно, ничего не пытались продать или выбить деньги – очень редкое для Индии явление.

В поездах я читал «Черный обелиск» Ремарка, это помогало мне отвлечься от суровой действительности. Я полностью погружался в прекрасный мир Германии 20-х годов. Ревущая инфляция, обнищание народа, нацисты, пронзительно-чувственные сумасшедшие женщины — все это так напоминало мне Родину.

Рома посмотрел на обложку с надписью Эрих Мария Ремарк и заметил:

— Я всегда думал, что Ремарк — это мужчина.
— Все так думают, на самом деле, это были муж и жена, как Габриель Гарсия Маркес.

После литературного диспута Рома в очередной раз доказал свою способность спать в любой точке планеты. Цех сталелитейного завода, тенистые аллеи Старого Дели, концерт панк-группы «Анальный Дефлоратор» — Рома способен заснуть везде. В этот раз он отключился лежа поперек двух верхних полок, причем большая часть его тела находилась в воздухе. Тем временем индийцы в вагоне орали как сумасшедшие.

Аргентинка рядом со мной спрашивает:

— Как тебя зовут?
— Антон.
—Да? Никогда не знала, что есть такое имя. Я — Антонелла.
— Я тоже Антонелл ни разу не встречал.

Что было дальше? Конечно же, она переехала ко мне в Киев, вытатуировала портрет Бандеры на левом предплечье, я люблю ее страсть, она — мою ярость, у нас двое сорванцов — Хосе и Катя. Сейчас она жарит на кухне тортилью, я пишу на макбуке эти строки, дети подбегают и говорят: «Папа, хватит уже развлекать офисы, поиграй с нами в дяпчика».

Завтра к нам приезжает теща из Буэнос-Айреса.

Антонелла, огонь моих чресел, что было бы, если бы я тогда не нашел этот поезд?

В Варанаси.

Джайпур, промышленное изготовление головных уборов.

Подражая продвинутым фотографам, я назову эту работу «Мудрость…», «Глубина…» или «Парадигма №4», серия «Инфернальный промискуитет №7», цикл «Размышления».

Локальный автобус Махоба – Каджурахо. 60 километров умудрился проехать за 4 часа.
Поезд из Варанаси в Махобу должен был прийти в 3:25 ночи. Я встал по будильнику, полицейские, патрулирующие состав, сообщили, что поезд опаздывает на 2-3 часа. В итоге, поезд прибыл в 6 утра, на станции нам сообщили, что экспресс до Каджурахо, на который мы должны были сесть, опаздывает на 7 часов. У нас почти закончились рупии, поменять было негде. Мы поехали на автостанцию с последними 100 рупиями в кармане. Проезд стоил по 40 рупий, осталось еще 20. Автобус надолго останавливался в каждом селе. Рома выходил на улицу, подходил к моему окну, и показывал пальцами на свой рот, требуя еду. Местные были в экстазе от этого представления. Потом  Рома купил нам микробананы и бидии для себя. Это такие предельно вонючие зеленые сигареты, сделанные не из табака, а из какой—то травы. Стоят 3 рупии за 10 штук, даже местные брезгуют их курить.  В основном их курят бедные пожилые люди. Когда Рому в Каджурахо видели с этими бидиями, регулярно предлагали покурить кое-чего получше (I have a really good stuff for you!).

Индия – вожделенная страна для людей, которые маскируют свою тягу к наркотикам под интересом к духовным практикам Востока.
Туристам предлагают наркотики во многих городах и делают это довольно назойливо. Цены невысокие: один грамм гашиша — 100 рупий ($2).
Особенная вседозволенность в Каджурахо – никто никого не боится. Молодой, но подающий надежды драгдилер Али сообщил нам, что он платит полиции и поэтому никого не боится. Он спокойно таскает с собой кулек травы, который у нас затянет лет на пять.
Продают гашиш, траву, часто говорят, что у них есть все, в том числе кокаин, героин, лсд. В Джайпуре нам сказали, что все наркотики везут из Пушкара, а в больших городах с этим тяжело. Видимо, там как-то борятся с наркоторговлей.

Как вам эта негодница? Стиль и укладка — gorinroman, фото — road-movies, локация — окраины Каджурахо.

Это Индия, детка.

Провинциальный лоск: стильная прическа, сережки в тон шарфика. Что сказать — Габана.

 

— Гандхамадана, у меня опять цепь спала! Реши вопрос!
— Да, свет очей моих.

Расскажу правдивую историю этой фотографии.
Малой в синей рубашке хотел украсть у меня деньги. Это заметил парень на первом плане и говорит:
— Как ты можешь так поступать, гадкий мальчишка? Ведь это гости нашего солнечного Варанаси!
Малой недолго думая выхватил саблю. Индийцы всегда носят саблю при себе— в стране небезопасно. Мой защитник тоже не лыком шит, началась дуэль. Сбежались зеваки со всего города.
А мне что оставалось делать? Стою себе, жму на гашетку.

Панорама полуразвалившегося храма в Каджурахо.

 

Ничего не могу придумать. Это просто дети.

 

Туристическое агентство в Удайпуре.

 

Продавец сигарет и разнообразных товаров из табака. Может просидеть в такой позе целый день.

 

Джайсалмер — небольшой город на краю пустыни. В нем есть старинный форт, в котором до сих пор живут люди, но основная масса туристов едет сюда, чтоб принять участие в верблюжьем сафари. Это поездки по пустыне на верблюдах длиной от одного до 14-ти дней. Конкуренция между туристическими агентствами и разнообразными посредниками, которые продают туры  — гигантская.
Мы подъезжали на поезде к Джайсалмеру и отель нам начали предлагать уже прямо в поезде. Прежде мы с таким не сталкивались. Главная задача здесь — любой ценой затащить туристов в свой отель, а там уже навязать верблюжьи услады. Естественно, про сафари они сначала ничего не говорят.
Мы жестко отклонили пару предложений. После первых двух недель в Индии общаться матом с местным населением начинают даже балерины и первокурсницы консерватории по классу виолончели.
Вышли из вокзала, и тут нас взял в оборот ушлый парень. Он предложил рикшу в центр за 15 рупий. Цена низкая, часто они делают так для того, чтоб завести тебя в свой отель. Но мы уже обанкротили до этого пару рикш таким образом — ехали за озвученные ими смешные деньги, а потом уходили. Поэтому мы решили — почему бы нет? Тук-тук тронулся, на ходу впрыгнул еще один индиец.
Я, как истинный интеллигент, вежливо поинтересовался у новоприбывшего:

— Ты кто такой?
— Я водитель.
— Водитель за рулем.
— Я просто еду.
— Мы бесплатно не возим, — зловеще заметил Рома.
— Я заплачу за себя, нет проблем! — если индиец готов за что-то сам заплатить — недалеко до беды.

Новый пассажир вскоре перестал скромничать, сбросил маску и представился хозяином лучшего в городе отеля с самой низкой ценой — 100 рупий за двоих/сутки ($2). Цена мне понравилась, а вот сам хозяин не очень.

— У меня классный отель! Very nice! Very cheap price! Все довольны! Сейчас у меня живут 2 девочки из Польши и 3 из Чехии!

За месяц в Индии мы не видели ни одной польки или чешки, а тут сразу 5 штук. Я сразу же представил себе отель разбитых сердец, где прямо у порога нас встречают раскованные чешки, польки околачиваются где-то на заднем плане. Зеленоглазая бестия медленно идет ко мне. Она только что из душа, влажные пряди медно-золотистых волос падают на красивое лицо в очаровательных веснушках. На ее бедра повязан платок из тончайшего индийского шелка. Я забываю про долги, родину, холодные кухни. Она подходит, прижимается ко мне всем телом и хриплым голосом спрашивает:

— Which country?

Я вздрогнул. Волшебный мир сладких иллюзий резко исчез. Сижу в тук-туке, проезжаем свалку, дышать нечем, хозяин отеля толкает меня в бок:

— Which country? (Какая страна?)
— Сан-Марино, —  привычно ответил я и вздохнул.

Говорю Роме:

— В фильме «Хостел» тоже вот так заманивали робких мальчишек в братиславский хостел.  Рассказывали, что там живет много доступных словачек, которые якобы самые красивые девушки в Европе.
— И что потом с ними было?
— Разные судьбы. Кого-то распилили, кого-то переработали на комбикорм. А одному повезло — ему высверлили один глаз, а потом он сбежал.
— В Индии нет дрелей.
— Может, ручная найдется.

На этой оптимистичной ноте мы подъехали к отелю. Хозяин провел нам блиц-экскурсию по своим владениям. В ресторане отеля какой-то подставной мужчина индийской внешности яростно нахваливал отель, перемежая свое выступление криками «Я здесь живу! Тут очень круто!».
Зашли на ресепшн, Рома говорит:

— Врет он все про полячек. У него все замки от номеров висят на стене, отель полностью пустой.
Хозяин записал наши данные и сам оплатил рикшу — подарок фирмы.
Настала решающая минута.
— Хотите поехать кататься на верблюдах в пустыне?
— Нет.
— Почему?
— Потому что мы не хотим.

Минут 15 он нас уговаривал, потом утратил всякий интерес и потребовал деньги за рикшу. Мы даже не стали спорить. Хозяин был сильно расстроен, все два дня он окатывал нас волной презрения и посылал вслед лучи ненависти. Постоянно спрашивал, когда же мы уедем.
Зато это был единственный наш отель с телевизором и мы сполна насладились индийской рекламой. Заплатили за отель действительно 100 рупий, как и договаривались, и у нас даже ничего не украли. 

В Золотом храме Амритсара раздают воду.

Индийцы любят жевать это, называется «пан». Ингредиенты лакомства — орех бетель, листья бетеля, табак, немного извести и масала. Листья сжевывают вместе с орехами, а затем выплевывают. После употребления, как побочные эффекты возможны красные зубы и слюна. Поэтому в Индии многие стены запачканы кровавыми разводами из-за того, что на них постоянно сплевывают эти смеси. Стоят по 1-3 рупии за дозу. Рома пробовал пару раз — ничего: жив, пульс в норме.

Варанаси, омовения в священном Ганге.

Осторожно, идет покраска ткани, любой цвет по каталогу.

Дети пускают воздушных змеев на гате в Варанаси.

Варанаси, на одном из гатов Ганга.

Возле священного озера в Пушкаре.

Уличная еда в Пушкаре.

Дети часто помогают родителям в семейном бизнесе. Со временем они занимают место отца.

 

Мальчик-сикх в Амритсаре. Правильный сикх должен всю жизнь не стричься и не бриться. Волосы складываются в чалму. Чем старше мужчина – тем более объемная чалма.

 

«Голубой город» Джодпур. Чтобы было о чем писать в путеводителях, города штата Раджастан получили свои цвета. Удайпур считается розовым городом, Джайсалмер – золотым, Джодпур – голубым. Действительно, часть зданий в старом городе покрашены в голубой цвет. Но далеко не все.

 

Окраины села Каджурахо. Эти люди круглый год живут в самодельных хижинах, еду готовят на костре. Подумайте об этом, прежде чем жаловаться на свою жизнь.

 

Сапожник в Варанаси. В Индии много людей работают сами на себя. 

 

Автобус Каджурахо-Орча. Сначала был полупустой, потом набилось максимальное количество народу. На одной из остановок несколько человек залезло на крышу автобуса, пока кондуктор не видел. На нашей остановке я еле пробился к выходу без вещей. Рома передал мне рюкзаки в окно, потом выпрыгнул сам. На заднем плане улыбается француз. Они с девушкой приехали в Индию на 2 месяца. Потом мы взяли с ними один тук-тук до Орчи.

 

Вход в Тадж Махал – 750 рупий ($16,3) для иностранцев и 10 рупий для местных (в 75 раз дешевле). Цена за вход очень высокая для Индии, но в Европе такие расценки норма, а объект стоит того, чтоб его посетить. Не то чтоб там было что-то невероятное, но все-таки это один из символов Индии. Это очень туристическое место с открытки. Красиво, но, как всегда с такими местами, ожидаешь большего. Если Тадж Махал вам неинтересен, то и в Агру приезжать особо смысла нет.

 

 

Часто маленьким мальчикам подводят тушью глаза. Наверное, старшие сестры балуются. Когда парни чуть подрастают, они перестают пользоваться косметикой.

 

— Сколько? 150? Я что, похож на сладкого американца? 
— Ничего личного, Али. Это просто бизнес.

 

Мусульманский праздник в Варанаси. От противника остались одни тапки.

 

Только после возвращения понимаешь, насколько в Индии все ярко.

 

Справа – полицейский. Видели их только в Варанаси и иногда в поездах. В Варанаси они сутками напролет сидели на одном из перекрестков, курили и общались.

 

Продавец ритуальных цветов в Варанаси.

 

Варанаси, панорама набережной Ганга.

 

Форт Амбер, недалеко от Джайпура. Богатых туристов на гору к форту поднимают слоны. Стоимость развлечения 750 рупий ($16,3). Одновременно работает несколько десятков слонов. Они все пронумерованы. Пешком подниматься 5 минут.

 

Рынок в Джайпуре. В Украине эти цветы называются чернобривцы. В Индии используются как украшение и для ритуальных целей.

 

Двор школы в Джайпуре.

 

Панорама Джайпура. Дети справа внизу пришли попускать воздушных змеев.

 

Мальчик живет в доме на окраине Джайсалмера, дальше начинается пустыня. 

 

Дальше идут фотографии, которые никогда бы не попали в путеводители и на открытки. Это не те пейзажи, за которыми в Индию едут туристы. Мало кто это снимает, еще меньше показывают, потому что слишком уж все неприглядно выглядит.

Конечно, не вся Индия такая, чаще все намного чище и красивее. Но, с другой стороны, я видел в Индии и более мрачные места. В любом случае, в Индии много вещей, которые сильно шокируют сразу после прибытия в страну.

Олд Дели. Люди ночуют на тротуаре. У многих из них нет никакого дома и все имущество состоит из одного одеяла.

 

Свалка возле Ганга в Варанаси. Коровы блуждают по улицам, питаются в основном мусором.

 

Олд Дели. В ход пошли мешки.

 

Водитель тук-тука на свалке в Варанаси.

 

Джайсалмер. Здесь мы в первый и послдедний раз видели, как вывозят мусор. Самым чистым городом был Удайпур. 

 

Амритсар. К забору пристроены лачуги, в них живут люди. 

 

Мрачнейшее место в Дели недалеко от главной мечети.

 

Тот же неработающий фонтан, только чуть левее.

 

Хижины в полях на окраинах Каджурахо. 

 

Олд Дели. На этой площади даже есть вход на станцию метро. Кстати, метро очень современное и красивое.

 

Пушкар. Уборщик чистит сточные канавы. Несколько раз видели это редкое явление. 

 

Люди спят на вокзале в ожидании поезда. Совершенно обычная картина.

 

Очень бедные поселения на окраинах Джайсалмера.

 

Район Олд Дели, 6 утра. Люди спят на тротуаре и на крышах ларьков.

 

Олд Дели. Индийцы жгут костры из мусора и греются. На заднем плане сикх достает из багажника подарки для бедноты. Что-то вроде носков. Сейчас они все подорвутся и побегут к нему. Недалеко от этого места расположен храм сикхов.

 

Олд Дели. Люди греются у входа в католический храм. Справа на стене — красные разводы от жвачки (листьев ореха бетель), которую все жуют, а потом сплевывают.

 

Олд Дели.

 

Олд Дели, на заднем плане – Red Fort. Никакие фотографии не могут передать запахи, количество людей на улицах и уровень шума. 

 

Там же. По утрам холодно, чтобы согреться, местные жгут мусор. 

 

Импровизированные халабуды в Дели недалеко от главной мечети Jama Masjid.

 

Там же. Велорикши часто спят прямо в своем транспорте.

Джайпур, дорога к Tiger Fort. Свиньи постоянно тусуются на свалках. Один раз видели, как свиньи дружно ели другую, умершую свинью.

Кто-то еще считает, что мы живем в невыносимых условиях? Что Украина и Россия — страны третьего мира? У нас все не так уж плохо.