Церковь Казанской Иконы Божией Матери

Итак, за окном воцарилась осень — время пасмурной и мрачной погоды. Чтобы лучше ощутить ее внезапное наступление, нужно отправиться в какое-нибудь действительно атмосферное место.
Храм на земле Яропольца, строительство которого началось в 1780-е годы — кажется, что здесь так и веет стариной и холодом…


Церковь Казанской Иконы Божией Матери – уникальный памятник архитектуры XVIII века. Два купола здания совершенно идентичны, как и стоящие под ними объемы храма и мавзолея.


Здание составлено из двух прямоугольных помещений, зеркально повернутых внутрь к скрепляющему их общему притвору. Восточная половина (слева) и есть сама Казанская церковь, а противоположную часть здания занимает мавзолей с подземным сводчатым склепом, где позже воздвигли надгробие Захария Григорьевича Чернышева.


Поскольку в 1782 г. церковь была наполовину выстроена, проект можно датировать рубежом 1770-1780-х гг. Чертеж «смешанного» альбома возможно является копией с несохранившегося проекта или с одного из его промежуточных вариантов. Не очень ясно, являлся ли именно этот вариант окончательным.


Относительно сохранившегося чертежа видно, что они коснулись не только формы куполов, но и изваяний Архангелов, предполагавшихся по сторонам входа. Фигуры не были поставлены, а ниши для них заменили ложными арочными окнами.


Структура храма и композиция фасадов учитывают общую планировочную ситуацию Яропольца. Пространственная ось ансамбля пересекает притвор и совпадает с осью симметрии церковного здания, которое мыслилось торжественными пропилеями при въезде в усадьбу со стороны главного «прошпекта». Символическое назначение притвора в этом случае — служить преддверием не только храма, но и всей усадьбы. Эта идея заказчика (которым считается вдова графа — Анна Родионовна Чернышева) особенно наглядна на аэросъемке.


Собственно, идея объединения усадебной церкви и усыпальницы в одно целое и породила композицию, уникальную для русской архитектуры.


Замысел этого необычного сооружения принадлежал Захарию Григорьевичу Чернышеву. В самой идее уравнять храм с фамильным мавзолеем угадывается знаменитое честолюбие фельдмаршала.
После кончины графа забота о достройке грандиозного храма пала на плечи его вдовы.


Вскоре после 1788 г. строительство в усадьбе будто замерло. В письмах Ярополец упоминается все реже, графиня там почти совсем не бывает. Прах фельдмаршала Чернышева при жизни его вдовы так и не был перенесен в усыпальницу, хотя прежде графиня считала это едва ли не главным делом своей жизни.

В 1798 г. церковь наконец-то освятили, но и после этого в ней еще продолжались работы, которые коснулись и всей структуры уникального церковного здания. Чтобы она более соответствовала устоявшимся традициям, вход в усыпальницу из общего притвора, с восточной стороны, закрыли. Туда можно было попасть через дверь, прорубленную с запада. Получились как бы пристроенные друг к другу (но между собой внутренне разделенные) теплый храм и холодный. А весной 1917 г., словно зловещее предзнаменование, над Яропольцом пронесся ураган, сорвавший с куполов кресты.


Документы свидетельствуют, что одновременно с церковью возводились и другие связанные с ней сооружения. В первую очередь, отдельно стоящая большая колокольня, которую, видимо, начали возводить одновременно с храмом (на фото — ее предполагаемые руины) в конце жизни графа Чернышева.

Ориентировочно в 1787 году стройку постигла катастрофа. «Почти в одно время, — писал А.М.Голицын И.Г.Чернышеву в апреле 1788 г., — упала к окончанию почти приведенная ерополческая церковь оттого, что поспешно и на живую нитку строена была». Причиной серьезных повреждений церкви было, вероятно, обрушение колокольни.


Краснокирпичная колокольня, стоящая позади церкви сейчас — это позднее добавление к храмовому комплексу, ставшее и последней по времени крупной постройкой чернышевского Яропольца. Ее строили долго, с 1839 по 1869 гг. Еще в 1871 г. она не была полностью завершена. В советское время строение переделали в водонапорную башню.


Надгробие позади церкви. «Мария Васильевна Стрекалова, скончалась 5 сентября 1856 года».


Позже колокольни появилась лишь окружившая храм-мавзолей ограда, которая типична для конца 19 столетия.


Ее ворота с луковичными главками над пролетами задуманы в «русском стиле».


Тропинка на заднем дворе, где также можно увидеть несколько надгробий.


Обходим церковь вокруг. Погода выдалась очень подходящей для подобного места.


Заглянем внутрь здания. Интерьеры храма и усыпальницы выполнены на более высоком художественном уровне, чем наружная архитектура.


Детальная прорисовка ордерных форм, лепной орнаментики, облицовка искусственным мрамором, разработка его цветовой гаммы, наконец, росписи – все это ставило сложные профессиональные задачи проектировщикам и мастерам.


Внутри Восточная половины (Казанская церковь) расположен достаточно просторный зальный интерьер.


Фото 1978 года.


И сейчас. Свет пытается пробиться сквозь заколоченные окна. Поразительно, но лепнина внутри более чем за 200 лет превосходно сохранилась!


Полукруглый алтарь замыкает большой прямоугольный зал храма.


Алтарь.


Обе фотографии начала ХХ века.


Притвор в центре здания. Двери и деревянные решетки частично сохранились, а вот потолок находится в аварийном состоянии, часть крыши обрушилась.


Пространство усыпальницы. Двенадцать колонн делят его на несколько самостоятельных ячеек. Отсутствие даже намека на купольный верх и замена его многочисленными подвесными сводами сообщают интерьеру сходство со светским залом, наполненным светом и воздухом.
Удивило то, что несущие колонны оказались деревянными! Впрочем, кое-где уже установлены подпорки, чтобы избежать обрушения потолка.


Интерьер усыпальницы. Фотография начала ХХ века.


Выдающимся произведением скульптуры 18 века является надгробие графа Чернышева (на фото — его проект).


Снимок начала ХХ века.


1947 год.
Надгробие, а точнее, его остатки, возвышаются над могилой фельдмаршала, находившейся внизу, в склепе. Помещение, предназначенное для монумента, изначально предполагалось превратить в мемориал заслуженного военачальника и государственного деятеля, коим был усопший владелец Яропольца.


В настоящее время надгробие разрушено, склеп вскрыт… Позади видна некогда прорубленная дверь в усыпальницу, о которой я упоминал ранее.


Герб Москвы в нижней части надгробия, созданного в 1787 году.


Рельеф с изображением воинских атрибутов.
В переписке с графиней Чернышевой А.М.Голицын предлагал украсить стены мраморными досками, «на которых сделать надписи всех обстоятельств, касающихся до жизни покойного графа, изображенные бронзовыми вызолоченными литерами… чтоб память знатных дел и службы, оказанных Государыне, Отечеству и своим согражданам от знаменитого мужа, были известны и остались в незабвенной памяти у потомков».


Фамильный герб графов Чернышевых, дошедший до наших дней.


Внутри склепа, где находилась могила фельдмаршала. На полу валяются остатки могильной плиты.


А за окном — осень…


…Осень, которая с каждым днем вступает в свои владения.


Атмосферное место.

Отсюда

Возможно вас таже заинтересует пост про замки и дворцы Украины.